КОНСПИРАТИВНЫЕ ФУНКЦИИ МИФА

Миф явление распространённое. Его создание не миновало никакое из сообществ. Это говорит о том, что у мифа есть всеобщие признаки.

Однако нам следует сначала доказать, что миф является предметом конспирологии. Для этого остановимся на конспиративных свойствах мифа.

Миф, по определению, выдуманная реальность. Отметим две составных, внешне противоположных: выдуманная, то есть ставшая плодом мышления человека и реальность, то, что есть на самом деле. 

Миф – есть третье, разрешающее противоречие между первым и вторым.

Миф – ответ неполноценного мышления на полноценную реальность.

Если учесть, что мышление не даётся человеку готовым и сразу полноценным, оно развивается от простого к сложному от малого к крупному, от отдельного к системному, у него есть этапы. Но у готовой реальности нет этапов: она уже готова! Космос уже есть. 

Возникает попытка малого освоить большое. Но малое может освоить только малое, малую часть большего. Но мышление видит это большее. Но без Знания о нём.

При этом что-то необходимо об этом большем сказать! Иначе оно обращается в Неведомое и Страшное.

Миф – примитивное объяснение сложного, необходимое для простого. Зачастую это выдумка, иногда персонификация явления. Миф – научный эрзац. Призванный закрыть Неведомое и Страшное объясненным неведомым. Если человек не понимает электромагнитной природы молнии и боится её, то несомненно, объяснение, что это Зевс-Громовержец идёт по небу и это будет нестрашно. Потому что с Зевсом можно договориться при помощи, к примеру, жертв. 

Первая функция мифа – овладеть Скрытым.

Необъяснимость провоцирует хаос сознания, который провоцирует хаос действий, что приводит к массовой конфликтогенности. Нужно завязать реактивные фантомы в сознании на мнимое, но понятное. Этой понятной мнимостью является миф. 

Вторая функция мифа – псевдопознание, псевдообъяснение реальности для консервации сознания. Это тоже скрытие реальности, но уже более тонкое.

А вот затем пошла эксплуатация мифа.

Когда увеличивается объем знания, миф, разумеется, теряет свои позиции и свою роль. Но уступать он не желает. В этом случае сказывается инерция мифа, потому что миф переходит в обряд – форму взаимоотношения людей с Неизвестным и Скрытым. А это уже не только мыслительный акт, это уже организационный акт, который просто так не заменить. Когда миф в плетён в организационное упорядочивание, выковырнуть его можно только с кровью. Особенно, если учесть племенные интересы. В этом заинтересованы племенные жрецы, работающие с мифами, и само племя, которого устраивает этот миф. Они с ним увереннее себя чувствуют. Они могут управлять при помощи мифов.

Таким образом, миф имеет два варианта использования: конструктивную и паразитарную. Как тонка грань между ними!

 

конструктивный миф паразитарный миф
МИФ МИФ
масса фантомов – проблема культивация фантомов –

проблема

 

Третья функция мифа – стать основанием ритуала как организационной формы.

Можно выделить четвертую функцию, но она не столько очевидна. Миф, несомненно, имеет фантомное происхождение, однако задача его как раз преодолеть реактивность фантома. Миф связывает цепь фантомов в сюжет и таким образом удерживает фантом от распада. То есть он множество фантомов увязывает в целое. 

Проблема, вызвавшая необходимость анализа: столкновение мифа и процесса познания в моменте лишения права Мифа и приобретения прав Знания. Это проблема конспиративная, поскольку лишение прав мифа сопряжено с его разгерметизацией – то есть разоблачением его, обличением его искусственности, фантомности, придуманности, временности.  

Права познания и Знания мы оговорили прежде, показав, что Знание – единственный способ решать Проблемы – препятствия как для Мышления, так и Действия. А стагнация чревата взрывами. Но и разгерметизация тоже чревата взрывом (ведь миф представлялся как реальность, но не как её имитация!)! Проблемы взывают к жизни Знания, как бы ни приемлемы были мифы. Выбор между двух взрывов – вот в чём вопрос. 

И вот в этот момент проявляется борьба мифотехника, который спасает миф от разрушения удержанием старых и придумыванием новых мифов, новых мифоконструкций — и концептуалиста. Концептуалист понимает, что Уровень Сложности проблем и противоречий, которые скапливаются мифотехником, рано или поздно придут к абсурду и взрыву. Но ведь и после взрыва проблемы останутся! Возвращать старые мифы или приходить к Знанию?  

Это первая линия борьбы Вторая касается способов управления. Мифотехники-конспираторы убеждены, что лучше управлять путём обмана: проще, доходчивее. Концептуалист убеждён, что Знания предпочтительнее, хотя бы потому что мифотехника становится средством тайных манипуляций.    

Попадая в руки мифотехника миф становится средством тайной манипуляции. Это проявляется даже в мифологических жанрах – мифах, легендах, сказках.

По форме и то и другое могут совпадать (сказка, легенда, история, мифическое воспоминание), но по содержанию отличаться радикально. В первом случае миф опирается на Знание и ставит задачу организации сознания и племени. Во втором – ставит задачи обмана. В первом случае миф – вырастает из системы и работает для системы, во втором – он выходит за пределы системы и становится разрушителем. В первом случае миф создают те, кто живет в племени и отвечают за его судьбу, во втором – те, кто живёт вне племени и не отвечают за его судьбу, пользуясь этой судьбой в паразитарных интересах. 

Иначе говоря, второй случай предполагает отделение мифотехника от тех, кому этот миф предоставлен. Возникает два мира: 1. Мир конспираторов-мифотехников и 2 мир тех, на кого тайное мифотехническое воздействие осуществляется. Первые владеют Знаниями и Замыслами, а вторые управляемыми Мифами.