КОНЦЕССИИ. ВЗГЛЯД С ТОЙ СТОРОНЫ.

Иван Александрович Ильин (1883 – 1954) известный русский философ, писатель, публицист, последовательный критик коммунистической власти. Однажды мне в руки попала его книга «Мир над пропастью», изданная в 1931-м и переизданная без каких-либо изменений в 2001-м. В книге автор исследовал состояние, в каком оказалось молодое советское государство к 1930-му году, то есть за 13 лет советской власти. Последней в книге оказалась статья некоего А. Мелких «Иностранные концессии». Лично мне не известно, кто такой этот А. Мелких, однако тот факт, что его статья включена в одну книгу с работами И. А. Ильина, позволяет предполагать, что это был серьезный исследователь, раз Иван Александрович принял решение поставить его имя рядом со своим. Не исключено, что это был один из его учеников. Итак, мне стало интересно, как же виделись иностранные концессии с той стороны, глазами бывших наших соотечественников, совершенно не склонных расписывать достижения новых властей в радужных тонах. Скорее наоборот.

Надо сказать, предположение, что передо мной серьезный исследователь оказалось небезосновательным. Статья оказалась обстоятельной, с цифрами, фактами и ссылками на разнообразные, в том числе советские источники. Автор подробно, цитируя В.И. Ленина и Н.И. Бухарина, останавливается на причинах привлечения концессий, подчеркивает важность концессий для восстановления тяжелой промышленности, как в плане капиталовложений, так и в плане привлечения в СССР новейших технологий. Подробно описывает нормативную базу концессионной деятельности. К слову, это ставит под вопрос распространенный тезис о закрытости советского общества. Как видим, советские нормативные документы были доступны для изучения и на Западе.

Далее автор описывает обычные условия концессионного договора. И здесь перед нами встает картина практически открытого протекционизма со стороны нашей страны. Жестко ограничивается использование иностранной валюты; делается упор на использовании исключительно российского сырья; плановость производства на концессионных предприятиях; прием только русских рабочих и служащих; ограничение конкуренции с государством, вплоть до права государства продавать товары по своим ценам; дополнительные налоги и сборы по сравнению с госпредприятиями; ограничения в праве продажи перемещения, залога или иного обращения с собственностью концессии.

В заключение автор делает вывод о неуспехе концессионной политики в СССР. Более того, приводит историю известной концессии «Лена Голдфилдс» как пример нечистоплотности большевистского правительства. Однако при этом забывает упомянуть, что договор конкретно по этой концессии предусматривал распределение прибылей как 93% иностранным собственникам и 7% — советскому правительству.

В целом, можно сказать, что наше видение ситуаций с концессиями на конец 1920-х годов и видение «оттуда» во многом сходно. И А. Мелких и наши источники говорят об одном и том же, о свертывании концессий в СССР, что и происходило. Разница в эмоциональной окраске. «Оттуда» видится нечистоплотное поведение большевиков, с нашей стороны – вытеснение иностранного капитала. К недостаткам статьи я бы отнес то, что автор не рассмотрел влияния на концессионную политику принципиального изменения политической расстановки сил в СССР. За время существования концессионного комитета Л.Д. Троцкий успел побывать на посту его председателя и быть высланным в СССР. Впрочем, «оттуда», скорее всего, принципиальной разницы между советскими вождями не видели. Ленин, Каменев, Зиновьев, Бухарин, Сталин, Троцкий – все они были олицетворением новой власти.

Статья может быть полезной для всех, кому интересна история русской экономической мысли, кто интересуется историей концессий в СССР, однако параллельно я рекомендовал бы обратить внимание и на другие источники информации.