БЫЛ ЛИ СССР «ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОЙ СТРАНОЙ»?

Со времен СССР, обучения в советской школе, а потом в ВУЗе в сознании многих закрепилось негативное отношение к Троцкому и его теоретическим разработкам. В повседневном обиходе имя Троцкого твердо ассоциировалось с обманом. Однако в свободном доступе трудов «Демона революции» не было. А за чтение «самиздатовских» книг наказывали и очень серьезно. Почему? Да потому, что он был во многом прав. И его логика в большей степени соответствовала установкам марксизма.

 

Один из принципиальнейших вопросов, если не самый принципиальный, вокруг которого кипели идеологические страсти, перешедшие потом в политические, вплоть до участия силовых структур, это вопрос о возможности построения социализма в отдельно взятой стране. Троцкий и его последователи вслед за Марксом твердо придерживались идеи Мировой революции, которая с учетом опыта революционных событий начала ХХ века, трансформировалась у них в революцию «Перманентную». Сталин же и его сторонники настаивали на возможности построения социализма в «отдельно взятой стране» — конкретно России. И, вроде бы, сталинисты победили. Аргумент в виде СССР – мощнейшей державы, победившей во Второй Мировой войне, вышедшей в космос, явившей миру высочайшие достижения науки и культуры опровергнуть очень трудно. Но был ли СССР «отдельно взятой страной» — вот в чем вопрос.

 

К размышлениям подтолкнул следующий абзац из работы Л.Д. Троцкого «Перманентная Революция»[1]:

«Мировое разделение труда, зависимость советской индустрии от иностранной техники, зависимость производительных сил передовых стран Европы от азиатского сырья и пр. и пр. делают построение самостоятельного социалистического общества невозможным ни в одной из стран мира.»

 

Действительно. Тот, кто хотя бы поверхностно знаком с историей становления экономики СССР навскидку вспомнит построенный Фордом автозавод в Горьком, фирмой «Катерпиллер» – тракторный завод в Челябинске, Юнкерсом – авиазавод в Москве. Людям с гуманитарно-педагогическим образованием предлагаю вспомнить, чем занимались в колонии воспитанники А.С. Макаренко. Правильно. Сначала осваивали производство американской сверлильной машины, затем – немецкого фотоаппарата «Лейка», ставшего потом популярнейшим «ФЭДом». И дело касалось не только мирной промышленности. Любой знакомый с советским танкостроением вспомнит, что знаменитая «тридцатьчетверка» ведет свою родословную от специального шасси американского конструктора Джона Кристи[2], а один из самых массовых предвоенных советских танков Т-26[3] – это модифицированный «Виккерс 6-тонный».

Даже в советской, вроде бы насквозь идеологизированной культуре, были элементы «франшизы». Вспомните музыку тех лет. Джаз-оркестр отличался от Биг-Бэнда разве что языком песен и цветом кожи исполнителей, а классик советского кино Григорий Александров в 1929-32-м году проходил стажировку а США.

С другой стороны из СССР за рубеж шли поставки леса, руды, прочего сырья. Во время войны в Испании республиканцам поставлялось советское оружие. В 1940-м году внешнеторогвый оборот СССР составлял 485 млн. рублей.

Как говорится, факт на лицо: СССР был вписан в систему мировых отношений как минимум, в сфере экономики, культуры, военного дела.

Идем дальше. В тяжелейшее для нас время – Великую Отечественную войну мы оказались не одни против всех, а «всего лишь» против объединенной Европы в лице Германии и её сателлитов, усиленных трофейным оружием и промышленностью передовых по тем временам стран как, например, Франция и Чехословакия. Страшно представить, что было бы, если бы мы были действительно «отдельно взятой страной» и против нас выступили еще США, Британия, Япония, Турция. Можно спорить о роли и целях союзников в той войне. Но отрицать их помощь, пусть вооруженный, но нейтралитет – нельзя.

 

Таким образом, получается, построение социализма в «отдельно взятой стране действительно было невозможно, а Троцкий прав. И СССР, при внимательном рассмотрении, оказывается аргументом в его пользу. Построение социализма в СССР состоялось не вопреки, а благодаря тому, что страна была вписана в мировую систему отношений.

 

Однако у поднятого нами вопроса есть еще одна сторона. Признавая правоту Троцкого, мы автоматически в невыгодном свете выставляем руководство СССР 1920-30-х годов.

 

Здесь хотелось бы сделать оговорку. Обычно в этом контексте принято говорить о Сталине, однако внимательный анализ ситуации в стране в то время все более и более показывает, что Сталин не был единственным руководителем СССР, а тем более полновластным правителем. Достаточно вспомнить, что Сталин был всего лишь Генеральным секретарем ЦК ВКП (б), а статус «руководящей и направляющей» был закреплен за партией только в 1977-м. Исполнительная власть сосредотачивалась в руках формируемого ВЦИКом Совнаркома. Именно поэтому мы используем термин «руководство СССР», как более правильный.

 

Так в чем же вопрос? А в том, что вместо «последнего и решительного боя», наши руководители пошли на сотрудничество с мировой буржуазией. И не на уровне соглашательства фракций в парламенте, как это делали порицаемые Лениным оппортунисты вроде Каутского, а по крупному – на межгосударственном уровне. Вписав СССР в мировую (по терминологии того времени «империалистическую») экономическую, а за ней, и в политическую систему. Предав, таким образом, интересы пролетариата как класса, буржуазии антагонистического. А это ставит большой вопрос к соответствию выдвигавшимся в то время марксистко-пролетарских лозунгов реальным делам советского руководства.

Сторонники огульного восхваления Сталина, как правило, эти действия мотивируют тем, что он и его сторонники обманули-де капиталистов. Возьмем на себя смелость не согласиться. Промышленная и политическая элита Европы и США явно отдавала себе отчет, что делает, создавая для СССР возможность производства мирового уровня вагонов, автомобилей, тракторов, самолетов, танков, в невиданных доселе количествах. А значит, действовала сознательно, в рамках какого-то выходящего за рамки национальных границ проекта. И это еще одно соображение, в пользу того, что СССР не был «отдельно взятой страной».

 

Осталось совсем «немного»: Понять, что это был за проект?

[1] СПб – «Издательская Группа «Азбука – классика», 2009, стр. 220.

[2] Т-34 унаследовал общую компоновку, ставшую классической и быстроходную подвеску, названную в честь создателя.

[3] Всего изготовлено около 10 000 единиц, не считая машин на его базе.