КАТАРЫ — АЛЬБИГОЙЦЫ — КРИЗИС

Чтобы понять силу дуализма, обратимся к катарской ереси, сотрясшей Европу в ХIII веке.  

Их называли ересью, а напрасно. Нельзя назвать ересью то, что продолжает концептуальную линию. В данном случае манихейскую.

Альбигойцы пытались внутри христианства утвердить дуальные принципы, но остается вопрос: это манихеи адаптировали христианство, или напротив — христианство манихейство. С учётом того, что к моменту возникновения альбигойства, дуальный концепт насчитывал три тысячи лет, а христианство реально 700 лет, то арифметика будет не в пользу последнего. 

Нас не интересуют в данном случае приоритеты, нас интересует чрезвычайная устойчивость дуализма, причём именно в манихейском изводе. В этом отношении судьбы катаров и их последователей (как правило, после их разгрома, скрытых) очень показательны.  

Интересны свидетельства происхождения катаров – из Азии через манихейство. В простой и доступной форме это звучит так. 

Цитата. «Нет одного бога, есть два, которые оспаривают господство над миром. Это бог добра и бог зла. Бессмертный дух человеческий устремлен к богу добра, но бренная его оболочка тянется к «тёмному богу» — так учили катары. В остроконечных колпаках халдейских звездочётов, в чёрных, подпоясанных верёвкой одеждах, пошли они по пыльным дорогам Лангедока, проповедуя повсюду свое вероучение. Это были так называемые «совершенные» — подвижники веры, принявшие на себя тяжкие обеты аскетизма. Остальные же лангедокцы жили обычной жизнью, веселой и шумной, грешили, как все люди, и радовались жизни, что не мешало им благоговейно соблюдать те немногие заповеди, которым научили их «совершенные».

… Мир существует вечно, учили катары, он не имеет ни начала, ни конца… Земля не могла быть сотворена богом, ибо это значило бы, что бог сотворил порочное… Христос-человек никогда не рождался, не жил и не умирал на земле, так как евангельский рассказ о Христе является выдумкой католических попов… Крещение бесполезно, ибо оно проводится над младенцами, не имеющими разума, и никак не предохраняет человека от грядущих грехов… Крест не символ веры, а орудие пытки, в Риме на нем распинали людей.

Конечно, этого было вполне достаточно, чтобы поднять христианский мир на крестовый поход против страшной заразы, идущей с юга». (Е.Парнов, Трон Люцифера, М. 1991 С. 49-50)

Катары владели югом Франции, Провансом, и базировались в городах Альби (отсюда – альбигойцы), Фуа, Тулуза, Каркассон. Именно отсюда пошли все трубадуры (странствующие певцы и артисты), провансальцы с песнями с рискованным содержанием – короче, вся вольница тех времён. Случайно ли о них так часто вспоминают в наше время, чтобы напомнить о той вольнице для развязывания вольницы сегодня?  

 

 

Собор в Альби, бывший центром альбигойской ереси. По самому гигантскому храму можно судить о масштабе ереси, которая претендовала больше на самостоятельное учение, поскольку от христианства удалилась на предельно возможное расстояние.

 

Однако главенствующим было реализация дуального принципа. Катары – с греческого – чистые (вспомним слово Аристотеля «катарсис» – очищение). А чистые – значит не просто очистившиеся, но противостоящие тьме и её представителям. 

Цитата «… присущая миросоздателю полярность, равное сочетание света и тьмы, добра и зла, силы и слабости. Человеческая душа рисовалась поэтому в образе пленника, заключенного в узилище несовершенного сотканного из противоположных начал мира. Страдающие, обремененные материей души мог освободить лишь искупитель — одна из высших ипостасей божественного разума, мирового духа. Человечеству, как творению этого духа, было предначертано порвать оковы земного бытия, вырваться из косного вещественного плена и вознестись к духовной идеальной жизни. Отсюда и деление людей в соответствии с преобладанием в них материального или духовного начала на классы, точнее — на касты, ибо границы мнились изначально ненарушимыми. Земным существам предназначалось сгинуть во мраке невежества, «психикам» предстояло возвыситься до постижения демиурга и лишь «пневматики» — люди духа — могли узреть божественный свет.

Отсюда и трубадурская альба — песнь утреннего восхода и протянувшаяся сквозь времена лучезарная нить: «Золотой рассвет», «Восход», «Лучезарная заря» и т. д. Мы не раз еще столкнемся с этими символическими понятиями, как и с духовной дискриминацией по отношению к низшим кастам — порождениям тьмы. Извращенные толкователи, как известно, могут опорочить любую мысль. Само название «катар», что значит по-гречески «чистый», подразумевало духовность, но подлинно чистыми считались лишь «совершенные», целиком отдавшие себя служению идеалу». (Е.Парнов, Трон Люцифера, М. 1991 С. 56)

Манихейские основы альбигойцев, несомненно, не могли оставаться без внимания католической церкви, которая опасливо смотрела на возрастающую мощь как учения, так и экономического статуса катаров.

Ударной силой стали крестоносцы. А вдохновителем похода против альбигойцев знаменитый Доминик – основатель аскетического ордена доминиканцев («псов господних», как их потом называли). И вот после убийства папского легата Пьера де Кастело альбигойцами в 1209 году, крестоносцы во главе с Французским королём Филиппом Вторым обнажили 50 тысяч копий.