ПОЧЕМУ ТРОЦКИЙ ВВЁЛ ПОНЯТИЕ «СТАЛИНИЗМ»?

Да, этим мы подчеркиваем, что не мы начали, мы – заканчиваем процесс оформления сталинизма как отдельного от марксизма и коммунизма учения.

История понятия сталинизма восходит к Троцкому. И это важно. Причем важны именно акценты и аргументы. Это сейчас сталинизм принято уравнивать с понятием репрессий, а во времена Троцкого акценты были другими. Репрессиями Троцкого было не удивить, кровь и её количество не было проблемой в его голове со времен гражданской войны — отклонениями он считал совсем другое. Троцкий первый начал отличать отклонения Сталина от оригинала – Маркса в деле определения судьбы мировой революции – действительно ключевой задачи марксизма. Именно отсюда пошла история «сталинских измышлений». Увы, совершенно справедливая, если брать как критерий Маркса.

И вот у нас вопрос: являются ли «Сталинские измышления» отдельной идеологией?

 

Итак, Троцкий ввел понятие сталинизм как обвинительный, как оппортунистический, как уничижительно-сатирический: мол, куда ему с Марксом тягаться! И нет сомнений, что в уничижении Сталина он преуспел. Именно как марксист. До сих пор троцкизм можно считать марксистским классиком антисталинизма.

Итак, важно подчеркнуть, что Троцкий склонял Сталина как антимарксиста. Но тогда это было очень серьезное обвинение. Это для нас обвинительная сторона уже не чувствуется – тогда это было для Сталина чревато большими неприятностями. Именно поэтому Троцкий озвучил сталинизм как оппортунизм, чтобы подчеркнуть его, Троцкого, преданность Марксизму. Обычный ход – на обличении негативного утверждать свою позитивность.

Получается, что именно упрямство Сталина в антимарксизме и составляет оригинальную часть его учения. Именно сумма отклонений от марксизма и есть сталинизм.  

Более того, именно сталинизм с практической точки зрения интереснее марксизма, поскольку он был сопряжён с практикой и диктовался требованиями времени и ситуации.

И это важно соотнести именно не с марксизмом, а троцкизмом – по сути, практикой марксизма. Троцкий несомненный практик именно марксизма, он знал, что говорил. 

Важность состоит и в том, что нам интересно вообразить конкурентную борьбу двух практик сегодня: троцкизма и сталинизма. Если первый актуален до сих пор, но ничего не создал и не построил, то второй создал, по крайней мере, три сверхдержавы (СССР, Китай, Советский Евросоюз). 

 

Троцкому не стоила труда преследовать Сталина за каждый шаг в его практике: ведь всё, что делал Сталин, было по определению антимарксистским, потому что у Маркса вообще не было конструктивного начала. Ни в какой части. И Троцкий долбил Сталина за всё. Усиление партии – формирование советской бюрократии, которая подавляет революционный марксизм. Это правда? Несомненно. Сращивание бюрократии и партии как форма уничтожения партии. Это правда? Несомненно. Лишение профессиональных союзов оппозиционности и революционности рабочего класса. Это правда? Несомненно. Свернул многопартийность? Факт. Ввел госкапитализм. Это правда? Несомненно. Индустриализация? – отвлечение масс от мировой революции. Это правда? Несомненно. Коллективизация – усиление бюрократии. Это правда? Несомненно. Тотальной экспорт технологий тейлоризма и готовых производств – поклон буржуазии и империалистам. Это правда? Несомненно. И так далее. Тогда надо просто собрать — антиреволюционный этатизм, партийный бюрократизм, роспуск путчистских профсоюзов, индустриализация, коллективизация, экспорт тейлоризма, — разве это не становится оригинальным форматом сталинизма? Даже если взять индустриализацию, то у Маркса её для России вообще нет. Есть убеждение, что «древесный русский» не способен ни к какой индустриализации, нужно после победы революции отдать индустрию в руки немцам – и дело с концом. Сталин положился на «древесного русского» и выиграл партию.  

Все названные положения по тем временам были обвинительными. Манёвры Сталина в рамках марксистской стилистики и демагоги – вопрос отдельный, но это тоже входит в сталинизм. Создание сталинских фантомов – тоже сталинизм. 

 

Троцкий начал – нам надо закончить, чтобы перестать считать синим пластилиновое, а горбатым параллельное. Выявление сталинизма поставит точку во многих спорах. Действительно, если все смешано, какой смысл спорить, что перед нами: жемчужина в навозе или её отталкивающий мух и вороватые ручонки саркофаг? Надо вынуть жемчужину из навоза: навоз – на грядки, жемчужину — на шею Прекрасной Даме.