«ПОСОЛЬСТВО» К ЛИМИТРОФАМ

Есть послания, которые едва ли можно публиковать в официальных СМИ, а тем более в виде официальных документов за подписью глав министерств и ведомств. Однако находятся сделать заявление нужно. Ну как, например, заявить мелким, полусамостоятельным государствам, что с ними на равных больше разговаривать не будут? Такое официальное заявление означает моментальный скандал на уровне ООН. Представляете, какой поднимется шум? Да, всем понятно, что равнять, например, Латвию с Германией невозможно. Более того, Ангела Меркель уже озвучила термин «государства второй скорости в Евросоюзе», имея ввиду, что часть Евросоюза спонсирует другую. Но и понятно, что для официальных заявлений о второсортности одних государств по отношению в условиях декларированного равноправия всех субъектов международного права еще не пришло время. Другое дело – кино. Там можно сказать многое, «свобода творчества» предполагает. А кто нужно – услышит и увидит.

 

К таким фильмам прямо относится сериал «Посольство», прошедший на канале НТВ в мае этого года. Действие происходит в некой стране Восточной Европы. Название «Каледония», скорее всего, выбрано так, чтобы ассоциаций было минимум. Однако некоторые детали, такие как море, бывшее пребывание в составе СССР, типаж актеров позволяют предполагать, что речь, скорее всего, идет об одной из стран Прибалтики.

Сюжет строится на многоходовой комбинации, проведенной совместно российскими специальными и дипломатическими службами и действительно интересный. С многослойной интригой, когда раз за разом сюжет делает неожиданный поворот. Пересказывать не будем, считайте это приглашением посмотреть сериал.

Обратим внимание на политическую составляющую сюжета. Да, комбинацию проводили российские специальные и дипломатические службы. Но началась она в ответ на «недружественный акт» со стороны спецслужб «Каледонии». Они установили в посольстве «прослушку», а затем предприняли попытку провокации с кокаином[1]. Результатом комбинации стала сначала компрометация спецслужб «Каледонии», а затем и смена руководства страны. Фактически показано, что не «Каледония» решает, кто будет стоять во главе. Фактически открытым текстом заявлена способность России сменить руководство страны. С другой стороны, крайне показателен эпизод, где президент страны репетирует речь о том, какая «Каледония» независимая, а в этот момент звонит представитель Госдепартамента США и в дипломатичных, но жестких выражениях отдает указания.

Каледонии, а в её лице всем европейским лимитрофам жестко указывается на их место. Эпизоды, где посол «Каледонии» приходит на прием к российскому Министру иностранных дел и к руководителю пресс-службы МИД не могут остаться незамеченными. С послом ведут себя совсем не как с равным. Министр кричит на него как на нашкодившего школьника. Руководитель пресс-службы откровенно дает понять, что посол для неё персона второстепенной важности. Причем аналогии с Сергеем Лавровым и Марией Захаровой просматриваются на уровне портретного сходства. Намек более чем ясный: «Как с равными с лимитрофами никто разговаривать больше не будет».

 

Помимо политической составляющей в фильме есть еще интересная компонента. Дипломатический процесс показан со стороны, с которой его до этого не показывали. Со стороны работы спецслужб. Причем как своих, так и чужих. Нравится нам или не нравится, хотим мы или нет, но дипломат обязательно оказывается в сфере интересов специальных служб. Иностранным — он интересен в качестве объекта вербовки, объекта провокации. Свои присматривают за дипломатами, как с целью защиты, так и с целью исключения возможных эксцессов. В фильме показано даже больше. Наши службы провели наступательную операцию. Профессиональный дипломат был включен в многоходовую рискованную комбинацию, результатом которой стала смена руководства страны.

Оставим дискуссию о сотрудничестве со спецслужбами для другого случая. Просто констатируем факт: Дипломатическая сфера – зона активной работы секретных служб. И тот, кто собирается работать в дипломатической сфере должен быть к этому готов.

[1] Здесь явно просматривается аналогия с «Кокаиновым делом» в Аргентине, где были обвинены российские дипломаты и где была доказана их непричастность. Совместные действия российских и аргентинских структур привели к тому, что был перекрыт один из серьезных каналов поставки кокаина из Южной Америки.