СЕМИОМАТИКА КАК ПРЕДОЛЕНИЕ СЕМИОТИКИ

Семиотика строилась на отрыве знака от целого предмета. Исходный ключевой аргумент заключался в том, что массы, люди не видят Весь Предмет, они видят только внешние его Знаки. Более того, они не нуждаются в познании и овладении Целого Предмета, если достаточно просто сориентироваться в пространстве. Действительно, зачем подробно изучать коленвал автомобиля, если нужно просто доехать их пункта А в пункт Б? Познание в этом случае не экономично, даже вредно. Поэтому знаки доминируют в нашей жизни. Мы ими окружены, они довлеют.

Отсюда делался вывод о приоритете семиотики как науке о знаковых системах: надо научить массы и научиться работать со знаками. Отсюда семиотика, начавшая различать знаки иконические, индексы, сигналы, символы и проч.  

Но была вторая претензия, на которой как раз семиотика и споткнулась.

Она стала утверждать, что Знак дает Знание о предмете: познал Знак, расшифровал — познал Предмет. Но это стало ключевой проблемой семиотики. Чтобы применить аутентичный (соответствующий знак) – нужно знать сам предмет. Если ты называешь коровой быка, не зная отличительных черт обоих предметов, то это уже семиотическая ошибка.

И вот тут семиотика вступила на криминальный путь.

В погоне за знаковым доминированием и диктатурой знака семиотики стали пренебрегать самим предметом, вводя понятия трактовки, интерпретации. Действительно, что маяться над познанием, если достаточно заключить, что тут «мнение» и «видение».

Но трагедия закончилась там, где знак сал заменять предметную реальность: «Это – корова. Вы говорите Бык? Вы не правы – я вижу корову, это мое мнение».

Как можно понять, что интерпретации рано или поздно приводили к полному искажению реальности и её загублению. То есть инерция знака стала криминальной. Более того сама семиотика пришла к упадку: зачем различать знаки реальности, если их проще назначать? Тогда вообще зачем науки, если мы сочинили знак – и его «назначили» на реальность?  

 

Хотя внешне вроде всё было логично. Вот знак-1, вот знак-2. Они отличны. Что тут маяться? Но отличить – одно, а применить — другое. Чтобы пользоваться, понимать, надо не только различать знаки, но и сами предметы. Но для того, чтобы соотнести, надо обратиться к значениям и обозначениям. Тогда возникает обратный процесс: Предмет диктует значение Знака. Признаки коровы диктуют знак. И если человеку хочется молока, но ему придется отбросить собственные интерпретации и выявить корову, чтобы она дала молоко.

Но это сразу умаляет семиотику, делая из неё частную дисциплину, более того – производную от Предмета. То есть предмет производит знак, а не наоборот!   

 

Вот здесь начинается коллизия семиотики: она может работать как наука о знаковых системах, но как производное, когда знаки уже готовы, уже даны, уже произведены. Сама семиотика произвести знаки не может. А значит она остается чисто операционной дисциплиной.  

Тогда какая дисциплина будет производить знаки? Точнее, какая дисциплина будет вычленять в процессе познания и действия знаковость? Сама фиксация знака, само его производство требует научного подхода и дисциплины, куда введёт и Семиотику, и Семиологию. Есть версия — СЕМИОМАТИКА.   

 

  1. семиоматика

Задача преодоления семиотики, признав её частичный статус, задача Семиоматики.

Сама Семиоматика имеет два корня: «сема», знак, и «мат» — порождение, матрица. Она будет работать с тремя динамическими и взаимообращёнными составными:

 

1

2

3

ЗНАК ЗНАЧЕНИЕ ОБОЗНАЧЕНИЕ

 

Это усложняет семиотический процесс, но делает его аутентичным.