СССР БЫЛ ОБРЕЧЕН

Вся страна – это рязановский «Гараж»

«С собой сегодняшним –

Я бы в разведку не пошел!» —

из фильма.

Творчество теоретиков марксизма-ленинизма вызывает множество сомнений. Однако есть положение, с которым трудно спорить. Это тезис, что новое общество должны строить люди нового типа. Именно на формирование нового типа человека декларировалось как основная задача советских общественных наук. Создавали. Но что получилось?

 

Мне было примерно десять дет, когда мы с отцом пошли смотреть комедию (как было написано на афише) Эльдара Рязанова «Гараж». Мне тогда фильм не понравился. В отличие от «Кавказской пленницы» или «Мимино» смеяться было совсем не над чем. Взрослые люди сидят в помещении, о чем-то спорят, ругаются, лежат на столах. Мне было скучно, а отец — то смеялся, то задумчиво вглядывался в экран. Когда мы вышли из кинотеатра, я спросил его, что там было смешного? Отец, подумав, ответил: «Вырастешь – поймешь».

Сейчас мне больше лет, чем было отцу, когда мы смотрели этот фильм. И пересматривая фильм, я понимаю, что отец видел на экране своих сверстников, друзей, коллег. Видел то общество, которое его окружало в те годы. А показано и сказано было много. Один только общий смех героев фильма в ответ на призыв МНС Малаевой: «Давайте всё решим по нашим советским законам!» чего стоит! На всю страну, с сотен тысяч киноэкранов звучал смех в адрес советских законов! А чего стоят жесткие упоминания о привлечении специалистов с окладом в 500 рублей на переборку картошки или высокой значимости проблемы акклиматизации в Сибири обезьян, чтобы они лазили по кедрам и собирали шишки? Этот абсурд был у всех на виду, но громко говорить не особенно поощрялось.

А кто показан реальным хозяином положения? Не выборная власть в лице правления (если расширить гаражный кооператив хотя бы до района, то таким «правлением» становится райсовет), не уважаемые работники института, а директор рынка, которая способна «достать» бетон, железные ворота, а также прочие необходимые в строительстве вещи и крупный чиновник, который «решает вопросы на верху». А давайте посмотрим на вещи без иллюзий: Реальная власть в стране принадлежала не выборным советам, а теневым дельцам вкупе с чиновничей номенклатурой. Их не любили, но искренне радовались, если с их помощью удавалось «достать», например, финские женские сапоги или расширить жилплощадь. И это было показано открытым текстом.

Нужно еще отметить эффект кино: Когда человек видит отклонения вокруг себя, он воспринимает это как локальное, считая, что это только здесь происходит безобразие. Но глядя на экран возникает понимание, что так везде. Что вся страна такая.

По большому счету, картину можно было смело отнести к антисоветским и запретить. Но почему-то не запретили.

 

Куда интереснее сами люди. Как только дело коснулось их личных интересов, куда делись «советские коллективизм и взаимовыручка»? Счастливые тем, что их не коснулось сокращение, «уцелевшие» дружно устремились к выходу. И только у одной из присутствующих нашлось мужество задать вопрос: «Мы что делаем?! Мы же исключили тех, кто самый беззащитный! Давайте решим по справедливости!» Если бы не запертая дверь, если бы не настойчивость это самой Малаевой, то люди бы разбежались. Но запертые в помещении наедине с проблемой, они были вынуждены искать иное решение. И вместо декларируемых «строителей коммунизма» перед зрителем предстали жесткие индивидуалисты, которым есть дело только до своих интересов. Началась перетряска грязного белья, интимных подробностей, низкие обвинения. Начали вскрываться факты нарушения законности, взятки. Даже участник Войны и тот предал группу исключенных вместе с ним, когда ему сказали, что уважая его боевые заслуги, его не исключат. Это о себе он потом сказал: «С собой сегодняшним – я бы в разведку не пошел!». Картина получилась жесткая и даже страшная. Страшная своей реальностью. И возникает здравый вопрос: И это те, кто должен построить Коммунизм? Общество всеОБЩЕГО благополучия?

 

Понятно, что финал картины был всё-таки благополучный. Исключили «блатных»; тех, кто занимал больше одного гаража и одного из членов правления, у которой, как раз в этот момент, машину угнали. Вроде бы справедливость восторжествовала. Возможно, поэтому фильм и вышел на экраны. Но в реальность верится с трудом. Без поддержки директора рынка и высокого чиновника, стройка однозначно встанет. И это в лучшем случае. А в худшем, у них может хватить возможности реализовать угрозу снести гаражи «как уродующие облик города». Ослепленный жаждой мести,  личной обидой, угрозой «потери лица» среди партнеров человек способен на многое.

Интересно, но в основу картины был положен реальный случай, в котором участвовал Эльдар Рязанов. И там финал был не такой оптимистичный.

 

Подводя итог, я хотел бы обратиться к тем, кто считает, что крушения СССР можно было избежать, или что его можно воссоздать: Пересмотрите «Гараж». Вспомните 1990-е. Или вы считаете, что за прошедшие десятилетия у нас выросло поколение «строителей коммунизма»?