КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РОМАНА «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»

Внешний (протокольный) сюжет:

Бедный студент Раскольников убивает и грабит преклонных лет женщину, которая занимается ростовщичеством (то есть дает деньги в «рост» — под проценты или деньги под залог ценных вещей).

Помимо «процентщицы» он случайно убивает ее сестру Лизавету, внезапно появившуюся в квартире.

После этого Раскольников удачно остается вне преследования — подозрения следователя Порфирия Петровича не подтверждаются фактами.

После долгих мучений, не воспользовавшись награбленным, Раскольников сдается властям, после чего получает наказание — помещение в острог.

Анализ можно начать с того, что преступление породил конфликт между Раскольниковым — нищим (“он был задавлен бедностью”) студентом, доведенным до отчаяния обстоятельствами, и богатой старухой процентщицей. Конфликт подпитывается возрастными эмоциями: Раскольников молодой, перспективный, ему нужно много денег, а старуха уже прожила жизнь, ей не нужно уже ничего.

Есть внешние обстоятельства. Раскольников ушел из университета, будучи не в состоянии платить за учебу, у него проблемы с хозяйкой квартиры, от которой он скрывается, потому что квартира неоплачена. Усиливает его состояние безысходности полученное из дому письмо, в котором мать сообщает, что его сестру «принимает» замуж на унизительных условиях богатый господин Лужин. Эти личные проблемы усиливаются общественными проблемами и внешними условиями жизни. Раскольников очень остро переживает дисгармонию, беспорядок и несправедливость обстоятельств (если брать суммарно все то, что человека окружает).

Он помогает семье спившегося чиновника Мармеладова заплатить за квартиру (а у самого не заплачено) из единственных и последних денег, вырученных у процентщицы за отцовские часы.

За последние деньги он пытается спасти обиженную кем-то молоденькую девушку, которую преследует сальный тип. Раскольников призывает полицейского и дает денег на извозчика, чтобы отвезти ее домой.

Между тем деньги ему достались после унизительной процедуры у процентщицы.

«- Заклад принес, вот-с! — И он вынул из кармана старые плоские серебряные часы. На оборотной дощечке их был изображен глобус. Цепочка была стальная.

— Да ведь прежнему закладу срок. Еще третьего дня месяц как минул.

— Я вам проценты еще за месяц внесу; потерпите.

— А в том моя добрая воля, батюшка, терпеть или вещь вашу теперь же продать.

— Много ль за часы-то, Алена Ивановна?

— А с пустяками ходишь, батюшка, ничего, почитай, не стоит. За колечко вам прошлый раз два билетика внесла, а оно и купить-то его новое у ювелира за полтора рубля можно.

— Рубля-то четыре дайте, я выкуплю, отцовские. Я скоро деньги получу.

— Полтора рубля-с и процент вперед, коли хотите-с.

— Полтора рубля! — воскликнул молодой человек.

— Ваша воля. — И старуха протянула ему обратно часы. Молодой человек взял их и до того рассердился, что хотел было уже уйти; но тотчас одумался, вспомнив, что идти больше некуда и что он еще и за другим пришел.

… — Вот-с , батюшка, коли по гривне в месяц с рубля, так за полтора рубля причтется с вас пятнадцать копеек, за месяц вперед-с. Да за два прежних рубля с вас еще причитается по сему же счету вперед двадцать копеек. А всего, стало быть, тридцать пять. Приходится же вам теперь всего получить за часы ваши рубль пятнадцать копеек. Вот получите-с.

— Как! так уж теперь рубль пятнадцать копеек!

— Точно так-с».

Итак, возникает проблемная ситуация. Молодой и бедный человек без перспектив роста — как профессионального, так и жизненного, и старуха, наживающаяся на бедности этого студента (в данном частном случае).

Возникает вопрос, нормально (заметим, от слова «норма») ли такое положение вещей, когда ничего не производящее лицо обладает капиталами, наживаясь на торговле деньгами, причем торговле, ведущейся на своих — грабительских! — условиях. (Подчеркнем слово «грабительских»). Кто дал право этой старухе даже не вести торговлю — а вести ее на своих, кабальных, условиях?

Вопрос 1. Нет ли здесь преступной деятельности со стороны процентщицы?

Ответ. Есть. Деньги — знак стоимости. Если ты обладаешь деньгами, не соответствующими созданной тобой стоимости, они, эти деньги, украдены. Укравший — преступник (преступивший кражей чьи-то пределы). Следовательно, процентщица — первая пре-ступила пределы Раскольникова, фактически его обобрав. Получается, доля права на преступание пределов процентщицы у Раскольникова отчасти была? То есть убивал он не невинное существо, а отчасти виноватое! Но парадокс заключается в том, что процентщица была под защитой норм государства, а Раскольников нет! 

Вопрос 2. Нет ли содержания преступных действий со стороны того, кто дал ей это право — со стороны государства?

Ответ. Есть. Государство, обращающее знак стоимости — деньги — в товар, является пре-ступным. По отношению к Знаку Стоимости и своим Гражданам.

Получается, убийство Раскольниковым старухи — преступление (отнята жизнь), но и старуха совершала преступления, отнимая средства для жизни у людей, у того же Раскольникова. Получается, третий, кто должен сесть на скамью подсудимых, — Государство (причём не его представители, но именно государственная система).

В процессе судопроизводства следует выявить меру вины каждого. А получилось так, что вся вина, все проблемы были свалены на «крайнего», на Раскольникова, который просто не выдержал террора внешних обстоятельств.

Таким образом, нами найдены по крайней мере три разрушенных предела и три субъекта преступления: Раскольников, Процентщица и Государство. Раскольников преступил пределы Процентщицы (убив ее), Процентщица преступила пределы Раскольникова и многих других (взимая с них сокрушительные проценты), Государство преступило пределы Денег (исказив их функцию и защитив преступление процентщицы).

Вывод. Современная криминология, ищущая содержание преступления с точки зрения заинтересованного лица — Государства, — не обладает научными результатами в силу тенденциозности. Следовательно, неучёт правовой субъектности ВСЕХ правовых субъектов делает современное состояние Криминологии преступным по отношению ко всем тем, кто пострадал и страдает от одностороннего, ангажированного подхода к предмету преступления.

Современная криминология фактически продолжает разработку репрессивной доктрины, защищающей произвол Государства и его представителей перед лицом других потенциально (но не фактически) правовых лиц.