ФРАНЦУЗСКИЙ СЦЕНАРИЙ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Одна из удивительных страниц второй мировой войны – это война Германии против Франции, включая её результаты.

Здесь нужно вспомнить, что такое Франция конца 1940-х. Мы – современные люди привыкли ассоциировать Францию исключительно с её европейской территорией. Однако в реалиях конца 1930-х это в корне не верно.

Вот что представляла собой Франция на 1940-й год:

Синим цветом выделены Франция и её колонии на 1920-й год.

Как видим, это не только европейская метрополия, с которой мы ассоциируем современную Францию, это еще и колоссальные владения в Африке; колонии в Южной Америке, Индокитае; остров Мадагаскар, нынешние Сирия и Ливан.

Население Франции с колониями составляло около 110 млн. человек. Для сравнения, население Германии в 1940-м году составляло 80 млн. человек. В 1939 году в Германии было добыто 284 млн т угля, в Британской метрополии — 235 млн и во Французской — 49,8 млн т; выплавлено чугуна соответственно 19,8 млн, 8,1 млн и 7,4 млн т; произведено стали 25,6 млн, 13,4 млн и 7,9 млн т, общее производство империй было ещё больше.

На момент объявления войны континентальная Франция располагала 34 дивизиями сухопутных войск, а также крупными военно-воздушными силами. ВВС Франции включали в себя около 3300 самолётов, 1275 из которых являлись новейшими боевыми машинами[источник не указан 2925 дней]:

700 истребителей «Моран-Сольнье MS-406», «Девуатин D.510» и «Блош MB.152»

175 бомбардировщиков «Блош MB.131»

400 разведывательных самолётов «Потез 637»

В то же время люфтваффе на Западном фронте располагали 1193 самолётами. Из них 568 истребителей, 421 бомбардировщик и 152 разведчика. Таким образом, воздушное превосходство только одной Франции над Германией было очевидным. А с прибытием во Францию британских авиачастей это превосходство стало бы подавляющим. Королевские ВВС выделили в помощь союзникам более 1500 самых современных самолётов: истребителей Спитфайр и Харрикейн, бомбардировщиков Фэйри «Бэттл», Бристоль Бленхейм и Уитли.

«Визитной карточкой» Вермахта всегда считались танковые войска. А как выглядели французские танки на фоне немецких?

Страна Франция        
Танк R35 H39 S35 B1 Pz I Pz II Pz III Pz IV
Год выпуска 1935 1939 1935 1934 1935 1937 1938 1939
Боевая масса, т 9,8 12 19,5 31,5 5,8 8,9 19,5 20
Экипаж 2 2 3 4 2 3 3 3
Лобовая броня, мм 32 34 36 60 13 14,5 30 30
Калибр пушки, мм 37 37 47 75 и 47 20 37 75
Пулемет (число´калибр, мм) 1´7,5 1´7,5 1´7,5 2´7,5 2´7,92 1´7,92 3´7,92 2´7,92
Тип двигателя карбюраторный        
Мощность двигателя, л.с. 82 120 190 300 100 140 300 300
Максимальная скорость, км¤ч 19 36   28 40 40 40 40
Запас хода по шоссе, км 138 150 260 180 170 200 165 200

 

Как видим, французские машины в целом смотрятся внушительнее немецких. Причем во время «странной войны» основу танкового парка Германии составляли Pz I и Pz II (первые с пулеметами пехотного калибра, вторые – с пушкой калибром 20 мм). Что же касается реального боевого применения, то 16–19 мая 1940 г. танки R35 4й бронетанковой дивизии Франции (командир — полковник де Голль) сдерживали наступление 19-го корпуса Вермахта генерала Гудериана.

В целом, на 1939 год Франция располагала третьей по количеству танков и самолётов сухопутной армией в мире после РККА и вермахта, а также четвёртым в мире военно-морским флотом после британского, американского и японского (за Францией следовала Италия)[1].

Как видим, Франции было, что противопоставить Германии, особенно в союзе с Британией. Если учесть, что Вермахт в 1939-м году был занят в Польше (понес потери, израсходовал боеприпасы и моторесурс), то превосходство становится просто подавляющим.

Исходя из этого, а также их того, что в Первую мировую войну Франция стойко сопротивлялась Германии, и моральный дух французских солдат был достаточно высок, следовало ожидать, что Франция если не опрокинет Вермахт, то, по крайней мере, окажет достойное сопротивление. Но этого не произошло.

 

Вопрос о том, что причины поражения Франции носят политический характер и поражение было бы правильнее назвать сдачей, оставим в стороне. Обратим внимание, что на незанятой гитлеровцами территории остались серьезные ресурсы и вполне боеспособные войсковые части. Но они были совершенно безвредны для Германии. Почему?

А потому, что на волне поражения возник сильнейший политический кризис. Правительство премьер-министра Поля Рейно отправлено в отставку. 18 мая 1940 года, через неделю после начала немецкого наступления заместителем председателя в правительстве был назначен Филипп Петен. Несмотря на свою популярность в народе он занимал откровенно пораженческую позицию. Сразу же после своего назначения, Петен отправил в Берлин просьбу о перемирии, которое не замедлило себя ждать. 22 июня 1940-го года было подписано знаменитое «Компьенское Перемирие». 10 июля в городе Виши (отсюда термин «правительство Виши») собрался парламент Франции, который в нарушение конституции Франции абсолютным большинством голосов передал неограниченную власть Филиппу Петену, которого назначили т. н. «Главой Французского государства». 24 октября 1940 года он лично встретился с Гитлером, обеспечил ему полную поддержку и с того времени управлял южной частью Франции. Сам термин «коллаборация» (букв. сотрудничество) принадлежит Петену, призвавшему нацию, в радиообращении 30 октября 1940 года, сотрудничать (фр. collaborer) с оккупантами. Режим Виши, официально провозглашая нейтралитет, действовал в общем русле германской политики, проводя репрессии против евреев, цыган, коммунистов, масонов; на территории Франции действовали как германские части СС и гестапо, так и собственная репрессивная организация — «Милиция» (с 1943).

 

Попробуем подвести итог. Огромная, сильная как в военном, так и в экономическом отношении держава отступает перед заведомо более слабым противником. Повторимся: здесь, скорее всего, нужно говорить о сдаче, ибо те, кто хотел бороться (как Де Голль) – боролись. На волне военной катастрофы возникает (или создается) политический кризис, в результате которого к власти приходит пораженец, который предлагает сохранить часть вместо того, чтобы потерять всё. На фоне «Блицкрига» этот призыв находит поддержку. Победитель не утруждается даже полной оккупацией страны. Вместо него это делает коллаборационистское правительство. Армия победителя оставляет в стране символические оккупационные силы и, не беспокоясь за свой тыл, отправляется решать следующие задачи.

В нашем случае, уже 22 июля начальник генерального штаба сухопутных сил Вермахта Ф. Гальдер поставил перед начальником оперативного отдела генштаба ОКХ полковником X. Грейфенбергом первые конкретные задачи по разработке проектов замысла войны против СССР, которые оформились в план «Барбаросса»

 

Теперь возникает вопрос: А не планировалась ли реализация французского сценария в СССР?

[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/странная_война