ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ БИЗНЕС: ЗА ЧЬИ КОРНИ БУДЕМ ПЛАТИТЬ?

ВОПРОС. Слово «манускрипт».   

Строка из письма: Мне подруга принесла как-то религиозную старую потрёпанную книгу, ей лет двести, написанную на плотной бумаге чернилами на старославянском, «Псалтирь». Она назвала книгу манускриптом. Я сказала, что манускрипт это что-то таинственное, древнее, а это не такое уж древнее. В общем, мы заспорили, и я решила написать вам, манускрипт – это что?  

Сорокина Светлана

 

Ответ. Манускрипт происходит от двух частей: ману – рука (сравни мануальная терапия – терапия с использованием рук, манипулировать – водить рукой привязанные на ниточки куклы, скрипт – писать). Общий смысл – написанное от руки. В этом смысле, ваша подруга права: если книга написана от руки – то это манускрипт. Однако и вы тоже уловили правильный оттенок. Манускрипт – это написанное от руки, но мало тиражируемое, штучное, авторское, соответственно, скрываемое, тайное. Этот дополнительный смысл есть и он, как правило, относился к книгам с тайными знаниями. «Псалтирь» книга не тайная, тиражная, хотя и написанная от руки, поэтому у вас и возникли сомнения в том, что её можно так назвать. Поэтому формально это манускрипт, но по дополнительному значению «не очень».  

Что касается корней, то «ман» как рука восходит от поднятой руки человека, когда одна рука – один человек. Авестийский корень – со времён первых организованных межплеменных сообществ.    

Скрипт – от «скрипеть. Перо скрипело на бумаге, поэтому и получило это именование. Оно довольно позднего – века 10 –ого. 

 

ВОПРОС:

Белокурая – это какая? Белый цвет волос – что, курится?

Странное слово вообще-то. Откуда оно взялось?

Ответ. Слово белокур-ая (ый) состоит из двух корней – бел и кур (ку-Д-р). Дословно оно может означать курящийся белым. Мы согласны, что здесь что-то не то: курить белым – вряд ли язык пришёл к этому.

Наша версия в том, что в корне кур на самом деле скрыт корень кудр (кудри, кудрявый). Изначально слово было белокудрый. Это, кстати, совершенно понятно и логично. Остаётся понять, почему слово трансформировалось и буква (и звук) Д не удержалось в корне. 

Думается, звук Д стал «жертвой» эстетизации – стилистического украшения слова, которое обозначало красивое явление, ещё, к слову, и поэтическое. Причина в том, что звук Д – взрывной, — в связке с сонорным Р давал жёсткий звуковой тандем ДР, что не соответствовало эстетике обозначаемого предмета – красивым белым вьющимся волосам. Эта связка использовалась, как правило, для обозначения конфликтных, сложных, противоречивых явлений: ДРака, ДРама, ДРянь, ДуРь.

В подтверждение нашей версии о выпадении звука Д – слово-аналог златокудрый. Но почему Д не выпало из корня в этом случае, ответить затрудняемся.

 

Вопрос: Я в разговоре с приятелем, когда он захотел пойти на какой-то дурацкий фильм, сказала «ты убогий». Он говорит: Конечно, я — у Бога, как Христа за пазухой. Я вдруг поняла, что он прав, но почему такое вроде бы  унизительное слово вкралось такое высокое слово?

Аннушкина Катя

 

Ответ. Это один из случаев религиозного словообразования, смысл которого можно сегодня не понять. Формально так обозначаются калеки, уроды, идиоты. Но почему калеки превратились в людей у Бога – вопрос интересный.

Мы полагаем, что в первую очередь была конкуренция христианства с язычеством. В язычестве было слово урод – то есть тот, кто находится у Рода, но вовне. Предлог У обозначал невключённость, хотя и обозначал близлежащее место. То есть калека был проклятием рода, его из него исключали, хотя и маялись с ним. В противовес этому христианство, когда происходил тотальный рекрутинг в свои ряды, объявило калек тоже людьми божьими. То есть они объявляли калек своими. А в силу того, что они были неприкаянными в родовом отношении, они привязывались именно к Богу, чуть не напрямую. Это как брошенные дети сегодня «привязываются» к государству. 

Это было первое соображение.

Второе. Считалось, что у калек открыты самые «чистые» религиозные чувства – одиночество, неприкаянность открывали прямой доступ к Богу. Поэтому юродивые почитались как святые и им позволялось говорись невероятные крамольные вещи (достаточно вспомнить сюжет с Борисом Годуновым и юродивым у Пушкина).

Итак, корень – Бог, но возникает проблема производных: — например, убожество, — что никак не имеет высокого значения.

Скорее всего, придётся слову выдержать семиотические поединки.