ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ВОЙНА ОЗВУЧЕНА ГОЛЛИВУДОМ.

Английский язык ищет союзников?

Филология, языкознание – это области, которые едва ли ассоциируются с понятием война. Войны бывают в политике, в бизнесе, известны финансовые войны. Но как и за что могут сражаться ученые лингвисты? Представить кабинетных, зарывшихся в бумаги книжников в качестве воинов крайне сложно. Однако в этом году понятие «лингвистическая война» на весь мир прозвучало в американо-ирландской картине «Игры Разумов»[1], — в оригинале «The Professor and the Madman», дословно «Профессор и безумец» (на названии мы подробнее остановимся ниже), — снятой режиссером П. Б. Шемраном[2] по книге Саймона Винчестера «Хирург Кроуторна».

 

Ведущей сюжетной линией фильма, построенной на реальной истории жизни Уильяма Майнора, являются отношения убийцы, пусть и душевно больного с обществом и родственниками, в частности вдовой убитого. Однако эту тему мы оставим в стороне. Полагаем, что о психологии убийцы, теме прощения и любви в картине будет написано достаточно рецензий. Мы обратим внимание на линию, которой уделено не меньше экранного времени – историю создания и издания «Оксфордского словаря английского языка». При этом обратим внимание, что роль Уильяма Майнора исполняет Шон Пенн, а главного редактора Джеймса Мюррея – Мел Гибсон. И тот и другой удостоены, и не раз, «Оскара» принадлежат высшей голливудской элите и представляют собой соразмерные величины. А это, помимо экранного времени, указывает, что авторы фильма придавали истории разработки словаря не меньшее значение, чем психологической линии.

Изначально заявляется проблема управления языком. «Мы все пользуемся словами, не зная их точного значения». Автоматически ставится вопрос научного формирования значения слова. Создатели словаря буквально копаются в литературе, отслеживая употребление слова на протяжении нескольких столетий. Однако самое интересное начинается после издания первого тома словаря. (Примерно 85 минута фильма) Газеты Вены, Парижа публикуют негативные отзывы на Оксфордский словарь с параллельным предложением своих словарей. Руководство издательства однозначно описывает ситуацию, буквально кричит: «Мы в состоянии войны между языками, войны, где сражаются не ружьями и ядрами, но влиянием и подачей себя». Понятие «Война между языками» или «лингвистическая война» озвучено и весьма эмоционально.

Конфликт между языками гораздо значимее для страны и народов чем особенности психики душевнобольного убийцы, просто по количеству вовлеченных в конфликт людей. Уже поэтому становится ясно, что на самом деле главной темой в картине является всё-таки лингвистическая. Просто создатели фильма, как люди понимающие особенности восприятия зрительской аудитории, не стали выводить на первый план заведомо скучную тему бумажной работы над словарем. При всем уважении, яркие эмоции по поводу найденного неизвестного ранее оттенка употребления некоего слова – это всё-таки удел узкого круга профессионалов, а не широких зрительских кругов; но заявить вопрос нужно было всему миру, так чтобы услышало и увидело максимальное число людей. А вот убийство, мир душевно больных, любовь вдовы убитого к убийце, – это горячо, это массового зрителя заинтересует. А заодно он, зритель, посмотрит историю создания словаря, услышит нужные слова и определения. Вот и другие подтверждения первичности темы словаря в фильме: В оригинальном названии на первое место поставлено слово «Профессор», а не «безумец». О значительном экранном времени, выделенном линии Джеймса Мюррея и создания словаря мы уже говорили. Окончательным аргументом в пользу того, что настоящей главной темой является всё-таки тема словаря и Джеймса Мюррея, служат последние кадры фильма, где рассказывается о дальнейшей судьбе Мюррея, а не Майнора.

А судьба интересна тем, что за свою работу над словарем Джеймс Мюррей в 1908-м году был удостоен рыцарского титула. Британия известна как страна традиций, которым строго придерживается. И в британской традиции рыцарь – это воин. Значит, работу Джеймса Мюррея еще король Эдуард VII счел равной воинскому подвигу. И озвученное в фильме понятие войны между языками (лингвистической войны) не фигура речи, а явление, отлично осознаваемое британской и американской элитами.

 

В заключении поставим вопрос, а зачем англоязычная элита озвучила понятие «лингвистическая война»? Дело в том, что тот, кто знает о состоянии войны действует по законам войны, а тот, кто о состоянии войны не знает – действует по законам мира. И тогда первый получает военное преимущество – скрытность, внезапность нападения. А когда атакуемый поймет, что идет война, и на него напали, часто бывает поздно.

Видится только одно объяснение. Англоязычная элита видит в лингвистической сфере опасного для себя противника, с которым боится не совладать. И поэтому кричит об опасности, обращаясь к потенциальным союзникам.

[1] Не путать в фильмом «Игры Разума» 2001-го года.

[2] Настоящее имя Фархад Сафиния, гражданин Ирана. Ирано-американский сценарист, кино- и телепродюсер, известный по фильму «Апокалипсис» и сериалу «Босс».