ПРОФЕССОР БУЗГАЛИН ХОЧЕТ ОСТАТЬСЯ БЕЗ ЗАРПЛАТЫ ИЛИ …?

Почему выгодно объявить интеллектуальный продукт общемировым «богатством»?

Лекция Александра Владимировича Бузгалина «Кого и как эксплуатируют в современном мире»[1] вызвала у меня серьезный интерес и заставила задуматься о вопросах, которые выходят за рамки чистой теории.

 

Сразу возник вопрос об отношении лектора к Марксу. В рамках рассуждений на тему эксплуатации креативных работников, Александр Владимирович сделал два, на мой взгляд, противоречащих друг другу заявления. Во-первых, сославшись на Маркса, он заявил, что «всеобщий творческий труд стоимость не создает, поскольку не является трудом обособленного частного товаропроизводителя»[2]. Во-вторых, сама постановка вопроса об эксплуатации креативных (по-русски творческих) работников, говорит о признании наличия некой стоимости, которую эксплуататор изымает у эксплуатируемого. Так создается стоимость или нет? Спорит Бузгалин с Марксом или не спорит?

Исходя из его дальнейших рассуждений, о том, что невозможно определить долю собственности каждого участника в созданном интеллектуальном продукте[3], получается, что А.В. Бузгалин всё-таки признает наличие чего-то что можно делить, но делать это отказывается в виду невозможности и предлагает считать интеллектуальный продукт частью некоего «общемирового культурного процесса», а сам продукт именовать не стоимостью, а неким «богатством». И, судя по всему, разница между стоимостью и «богатством» состоит в том, что «богатством», в отличие от стоимости можно пользоваться бесплатно.

 

Но тогда возникает здравый вопрос: А что, Александр Владимирович Бузгалин не хочет, чтобы его интеллектуальный труд оплачивался? Не хочет чтобы его интеллектуальный продукт признавался стоимостью и, соответственно, получать в обмен на эту стоимость некую иную стоимость взамен? По-моему, нет таких людей, которые хотели бы работать бесплатно. Тогда в чем дело?

 

Один из ответов просматривается на поверхности. А.В. Бузгалин работает в МГУ и зарабатывает тем, что читает лекции студентам. Наверное, чтение лекций «является трудом обособленного частного товаропроизводителя». И тогда он создает стоимость и по праву получает заработную плату. Но откуда он берет материалы для своих лекций? – Например, у Маркса. И вот здесь возникает принципиальный момент. Как только труды Маркса признаются стоимостью, перед Бузгалиным и другими преподавателями марксизма во весь рост встает требование оплаты за использование созданной Марксом стоимости. Возникает некий собственник трудов Маркса[4], который подаст иски в международные суды, которые потребуют либо платить интеллектуальную ренту или исключить работы Маркса. И платить придется. И это по зарплате преподавателя ударит и чувствительно. Вот прямой и жесткий стимул настаивать на определении любого интеллектуального продукта «частью мирового культурного процесса» и, соответственно, на праве пользоваться этим продуктом бесплатно.

 

Из ситуации, когда объявится собственник трудов Маркса, есть другой выход: Мы платить отказываемся. Доказываем, что у нас есть свой собственный интеллектуальный продукт, которым мы заменяем Маркса в своих лекциях. И продолжаем работать. Но есть ли такой продукт у Бузгалина?

 

Есть еще один выход: Хорошо. Я готов платить за использование Маркса. Но тогда и вы платите за мой продукт. И тогда еще посмотрим, кто кому останется должен. (Особенно после определения реальной стоимости работ Маркса.) Если у него такой продукт есть, то чего бояться? Однако Бузгалин таких заявлений не делает. Почему? Не потому ли, что сомневается в ценности своего продукта?

 

Наконец еще один вопрос, который возник. Александр Васильевич с нотками драматизма говорил об эксплуатации интеллектуального продукта капиталом. Но тогда получается, что настаивая на бесплатном использовании интеллектуального продукта как «части общемирового культурного процесса», Бузгалин невольно выполняет заказ этого самого капитала? Ведь у капиталиста гораздо больше возможностей заработать на Ноу-Хау, чем у университетского преподавателя. Или вольно?

 

Чего нет в рассуждения Александра Васильевича Бузгалина об интеллектуальном продукте, так это вопроса качества. Оно и логично. Если нет вопрос определения стоимости, то всякий текст, вне зависимости от содержания считается «частью общемирового культурного процесса». Но если ставится вопрос стоимости, что вопрос качества содержания встает во весь рост. А пока процедуры оценки качества интеллектуального продукта нет, Знание и Имитация равноценны. Может быть здесь также стоит поискать истоки интеллектуальных построений А.В. Бузгалина?

[1]https://www.youtube.com/watch?v=DlpuIlUVu-c. Все ссылки на эту видеозапись

[2] 33-я минута

[3] Он приводит любопытный пример, как прослушивание некоего музыкального произведения стимулировало его мыслительный процесс и на этом основании хорошо бы включить автора музыки в число собственников интеллектуального продукта. Но, по мнению Бузгалина это сделать невозможно.

[4] Здесь сомневаться не приходится. Как только запахнет деньгами, собственник, наследник найдется. Другой вопрос, будет ли это Германия, где Маркс родился и вырос; Британия, где он жил, работал и создавал эту самую интеллектуальную стоимость; Франция, где жили «утописты-социалисты», чьи труды вошли в марксизм, как одна из основ; либо это будет какой-то комбинированный сюжет? Несомненно одно – собственник найдется.