ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ШКОЛА ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО БИЗНЕСА

1.

Главная проблема современной лингвистики заключается в её неспособности управлять собственным ресурсом — Языком. Отечественная Лингвистика не исключение – она не управляет Языком.

Выдвинутое положение о «свободе слова» делает существование лингвистики третичным фактом, поскольку возможность говорит, что вздумается, в лингвистическом смысле означает использовать любое слово в любом значении любому человеку. Это обессмысливает язык как объективно самостоятельную величину и делает его заложникам частного или группового произвола.

Современное использование Языка говорит о презрении к нему со стороны пользователей. Язык перестал быть не только носителем Знания, но и средством общения, стал средством дезинформации, подмены понятий, средством ведения информационных войн.

Язык в руках дилетантов перестал выполнять свое назначение. Он стал увеличивать стихию непонимания, стал носителем обмана. Это привело к тому, что полностью потерян контроль над использованием Языка.

Бесконтрольное непрофессиональное использование языка ставит под угрозу само существование Языка – он обесценивается. Из-за этого Язык стоит перед угрозой Распада и Банкротства.

Единственный способ борьбы с банкротством Языка – введение его в бизнесоборот, когда приоритетом станет качество языка, а качество Языка заключается в его Строении.

 

Рыночный подход начинается с определения настоящей Цены Ценности.

Не нужно защищать язык, принуждая его использовать правильно. Достаточно повысить его цену и ввести штрафные санкции за неправильное использование языка.  

Если водитель проедет на красный свет, его штрафуют. Почему не подвергается штрафу человек, сказавший: «Государство – это Я», почему не сел на скамью подсудимых написавший «Партия — ум, честь, совесть нашей эпохи»? Ведь в момент произнесения ложного суждения происходит обесценивание (инфляция) языка! Почему на эти факты лингвисты не реагируют? Почему они считают возможным разбазаривать лингвистический капитал?

Одного желания помочь Языку мало. Есть те, кто сочувствуют языку, стремятся ему помочь, но их, зачастую дилетантский подход, столько же опасен, как и сознательное разрушение языка. Есть понятие «медвежья услуга» – это страстная непрофессиональная помощь. Медвежья помощь языку только ускорит его гибель. 

Необходимо профессиональное управление языком. Только в управляемом состоянии он будет жить.

 

Главная проблема современного Языка, главная причина его неуправляемости и обесценения — в разорванности трех частей Целого – Слова, основного строительного материала Языка. Качественное Слово состоит из трех частей:

 

ЗНАК – форма слова

формальное предметное ЗНАЧЕНИЕ
ОБОЗНАЧЕНИЕ Предмета

 

Разрывается слово тогда, когда три части не соответствуют друг другу: когда знак не соответствует значению, когда значение не соответствует обозначению (или когда все вместе не соответствуют друг другу – отсюда банкротство Языка. 

Для выполнения задачи бизнес-оборота Языка нужна новая концептуальная база, основанная на утверждения триединой природы языка. Отсюда нужна новая концепция Слова как строительного материала Языка: Триединство Знака, Значения, Обозначения (Предмета).

Необходимость новой языковой товарной доктрины проистекает из необходимости обезопасить язык, придать ему товарный статус и дать возможность Бизнес-Лингвисту не становиться жертвой семиотического произвола политиков и иных заинтересованных лиц, действующих по принципу «Не важно, что происходит, важно, как это назвать».

Поэтому первой профессиональной задачей Лингвиста – обеспечить стоимостный оборот качественных продуктов Языка.

 

4.

Товарность Языка предполагает его предметную субъектность.

Есть ли научная школа, которая поставила бы вопрос о подчинении Языка самому себе? Нет. Все школы в мире говорят о Языке как Средстве (Язык, мол, средство общения), низводя Язык по статусу к орудиям, что ложно подчеркивает его неорганическую, нецелостную природу. Язык в этих школах не принадлежит самому себе, и это положение вещей так называемые ученые легализуют. 

ВЫВОД. Ни одна в мире лингвистическая школа не борется за власть Языка над самим собой, то есть за его товарную и юридическую полноценность, за его целостность. 

Если так, то на каком основании они занимаются языком, не отстаивая его статуса? Почему они называются лингвистами, не умея бороться за конкурентоспособность языка по отношению к другим сферам деятельности человека? Если нынешние лингвисты не организовали ни одного судебного процесса в защиту Знаков, Значений и Обозначений (= Слов), о чем можно с ними говорить?  

Вывод. Если нет научных школ, способных реально защитить интересы Языка НА основе его стоимости, то необходима школа, которая возьмёт на себя миссию подготовить профессионалов для выполнения миссии.