ПОЧЕМУ НИКАК НЕ ПОХОРОНИТЬ ТАЙНЫ?

Идеологическая схватка в конце 1930-х могла быть сложнее и ожесточеннее, чем кажется.

«Тайное становится явным!» – ещё в Библии заявлено. Но что с этим делать, если история открывает болезненные тайны? 

В конце прошлого года я стал, не побоюсь этого слова, счастливым обладателем Книги памяти репрессированных священно- и церковнослужителей Челябинской области «И Тьма не Объяла Их …». Книга внушительная, объем содержащейся в ней информации впечатляет, как и проделанный труд. Кроме того, сама по себе информация представляет высочайшую ценность. И информация эта натолкнула на очень серьезные размышления.

Когда я открыл 1937-38-й год и вчитался в обвинительные заключения, то поразило следующее: Если не на каждой странице, то через страницу мелькает слово фашизм: «восхвалял фашизм», «восхвалял Гитлера», «установление в СССР фашистского строя» и т.п. Первая мысль, которая у меня мелькнула, а откуда у нас на вообще мог взяться фашизм? Фашизм и Южный Урал в сознании стыкуются слабо. Слишком далеко мы находимся от Германии и Италии, где фашизм развивался и расцветал. Староверы-раскольники, сектанты – это сколько угодно. Но фашизм? Откуда ему взяться в нашей глубинке? Однако обвинительное заключение – документ серьезный. Значит, что-то было. Но что?

Книга подсказывает ответ. В конце приведены выдержки из свидетельских показаний Лапшина Ф.Г., приговор по делу ст. лейтенанта ГБ Кадкина П.И. и гражданина Власова П.Н., обзорная справка по делу Лапшина Ф.Г., Луговцева Ф.К. и других сотрудников НКВД, из которых следовало, что имело место фабрикование уголовных дел, а также провокации со стороны НКВД.

Вроде бы всё просто, но оставались сомнения, которыми я хотел бы поделиться. Кроме того, исторические исследования, а также жизненный опыт научили меня, что простое решение далеко не всегда самое верное.

 

Начну с того, что слабо верится, что наши предки с мученическим смирением восприняли гонения на Церковь и священнослужителей, изъятия собственности, расказачивания и раскулачивания. Да, Гражданская война, которая, кстати, на Южном Урале была весьма кровопролитной, закончилась. Но люди-то остались. Тем, кто с оружием в руках воевал против Красных в 1919-м в 1937-м было не больше 50. Это были еще крепкие, умеющие обращаться с оружием мужики. Прошедшая в конце 1920-х коллективизация только увеличила ряды недовольных. Заводских рабочих в начале 1930-х трудно было назвать пролетариатом. В подавляющем большинстве это были вчерашние крестьяне, бежавшие в город от голода, раскулачиваний, просто подавшиеся на заработки. Не уверен также, что и священнослужители были «смиренными агнцами». Лично мне бабушка, выросшая на юге нынешней Челябинской области, рассказывала, как из их поселка был отозван батюшка из-за драки с её старшими братьями. У нас суровые края, где за жизнь приходится бороться, и к смирению не располагают.

То есть люди, которые могли затаиться и ждать удобного момента, чтобы опрокинуть Советскую власть были. Более чем вероятно, что наиболее активные могли не просто ждать, а предпринимать активные, но скрытые действия. И среди таких активистов могли быть клирики. Так что есть основания полагать, что не все контрреволюционные организации были плодом воображения и провокаций чекистов.

 

Ключевой вопрос, который стоит перед любыми переворотчиками «Что вместо?». Совершить переворот, взять власть не проблема. Проблема – что потом со взятой властью делать? Как дальше выстраивать порядок в стране? В этом ключе нужно взглянуть на фашизм.

 

Мы относимся к фашизму однозначно негативно. И это справедливо. Нюрнбергский трибунал вынес однозначные определения и нацизму, и фашизму.

Однако в конце 1930-х всё выглядело иначе. Германия и Италия демонстрировали экономический рост не хуже чем СССР. Да, государство в существенной мере контролировало экономику и иные сферы. Однако не было раскулачиваний. Мелкая и средняя частная собственность была сохранена.

Италия в 1935-36-м успешно повоевала в Эфиопии. Лига Наций попробовала ввести санкции против Италии, но США, Германия, Австрия и Венгрия отказались их поддержать. В 1936-м санкции были отменены. СССР пытался протестовать, но безрезультатно.

В 1936-м в Берлине прошли Олимпийские игры, где, кстати, команда Франции прошла с нацистским приветствием. В 1938-м Гитлер был объявлен Человеком Года по версии журнала «Time». О нацистских концентрационных лагерях мир еще не знает. Освенцим еще только будет создан в 1940-м. Так что со стороны фашизм выглядел очень привлекательно.

С 1936-го по 1939-й шла гражданская война в Испании и если не вдаваться в подробности взаимоотношений троцкистов, анархистов, сталинистов, то внешне всё выглядело так, что германские, испанские и итальянские фашисты одержали верх над коммунистами. И советские газеты это скрыть не могли.

Но был еще один крайне важный для нашего рассмотрения момент. Муссолини терпимо относился к религии. 1929 году с Ватиканом были подписаны Латеранские соглашения, в соответствии с которыми итальянское государство было признано Католической церковью, а Ватикан, в свою очередь, получил признание Италией. Именно Муссолини Ватикан, как международно призванное государство, обязан своим существованием. Кроме того, Латеранские соглашения гарантировали Католической церкви права и привилегии в Италии. Гитлер в 1933-м заключил договор с католической церковью (см. Конкордат 1933), который гарантировал неприкосновенность католической веры и сохранял все привилегии и права католиков[1]. Обо всем этом могли не знать рабочие в глубинке. Но церковные иерархи несомненно знали.

А теперь давайте взглянем на ситуацию в Европе с точки зрения священнослужителей в СССР конца 1930-х. Может выглядеть привлекательно на фоне творившегося в СССР в 1920-30-е? А может послужить побуждением к действиям?

 

Получается, есть основания полагать, что в 1937-38 году не все контрреволюционные организации фашистского толка могли быть сфабрикованы в НКВД. И идеологическая борьба в СССР была на порядок острее, чем представляется. И тогда сам 37 год окажется гораздо более сложной штукой, чем просто ежовщина или сталинские репрессии.

Тайны никак не хоронятся. Так может нет смысла их хорошить – может, открыть и осмыслить  — проще?

[1] Справедливости ради отметим, что выполнял он его до тех пор, пока было выгодно. И вообще вел антихристианскую идеологическую работу. Но и гонений масштаба СССР в Германии не было.