НЕЗАКРЕПЛЕННОСТЬ СЛОВ ЗА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ И ОТВЕТСТВЕННЫМ СОБ-СТВЕННИКОМ

или почему нужны Профессиональные словари, а не толковые, что помогает сделать Корневой Словарь 

Корневой словарь влечет за собой профессионализацию языка. Но не в лингвистическом смысле – смысле мастерства говорения, — а в смысле профессионального контроля за содержанием слов.

Вся лексика профессиональна. Если думаете, что телега для тележных дел мастера, возницы и сыровара одинакова, ошибетесь. Только тележных дел мастер обладает понятием телеги.  И только он может оценить содержание понятия. Он, по сути, – производит понятие.

Но тот, кто производит слова, должен за их производство отвечать. Но для этого он должен мочь их контролировать. Для этого необходимо закрепление прав собственности на слово. Иначе процесс контролировать невозможно.

Между тем потребность в этом есть. Вот пример давних времён.

Цитата. «Лидер, тем более лидер молодежи, это не тот, у кого наличествуют пышный титул, амбиции или право подписи. Сколько можно эксплуатировать слово «комсомол», доверие старших товарищей и авторитет депутатов? Когда и кто наконец наступит на то место ковра, где бойко «работает» подковерный Маляров? Эти вопросы требуют чёткого ответа. И срочного». (Усманов И. Размалеванный Маляров // Советская Россия. 1999. 18 марта. №30 (11773)).

Далее необходим анализ на собственника слова, особенно если слово имеет символическое (общезначимое)  значение.

Есть общезначимые слова, которые стремятся заполучить противоположные силы. При этом они, используя отсутствие лингвистической ответственности, толкуют по-своему слова, не обращая внимания на их имманентный смысл.

Пример. У КОГО “СВОБОДИСТЕЕ” СВОБОДА — У АМЕРИКИ ИЛИ У КУБЫ? Вопрос законный. У США символ — статуя Свободы. Но Куба имеет больший приоритет, потому что она — Остров Свободы. Это больше, чем статуя. Но дело не в этом. Кто четко объяснит — где Свобода?

Режимы Кубы и США — противоположны. Следовательно, в слово вкладываются противоположные значения. Причем у обеих сторон свобода — государственная доктрина.

В свое время кубинцы рассказывали, что при отсутствии ископаемых, металла на острове есть полная сексуальная свобода аж с четырнадцати лет, возможность ничего не делать на плантациях сахарного тростника — только кайфовать с выжиманием сока из тростника. Полная свобода.

Разве не подобную непринужденную жизнь проповедует доктрина США?

Вроде нет. Но как же выйти из этого противоречия?

Ответ один: ни Куба, ни США не имеют право на владение словом «Свобода», поскольку предлагают его в двух разных, но одинаково извращенных смыслах. А это — гарантия того, что слово будет обессмысливаться и становиться только сотрясением воздуха, как деньги во время инфляции — только бессодержательной бумажкой.

Формирование профессиональной собственности, а значит и профессиональной ответственности за слова и их судьбу – первый шаг от деградации языка. 

Важно понять, что бы охраняем слово не в его письменном смысле – он есть или его нет – а в содержательном.

Сегодня словарное содержание формируется из уличных усредненных определений. То есть словарь не стремиться быть содержательным, он стремится быть понятным. А если его производят среднеговорящие люди – то это значит слово всегда потеряет профессиональное содержание и значение.

То есть сама логика толкования позволяет среднеговорящему человеку брать деградированную версию слова, использовать его, а потом он вносится в словарь.

Это значит, что Корневой Словарь предполагает создание Системы Профессиональных Словарей на корневой основе.