ТРИНИТАРНАЯ ЛИНГВИСТИЧСКАЯ ШКОЛА

1.

Можно ли говорить о Языке в период его распада? Если груду искореженных деталей автомобиля называют хламом, то почему язык в период развала бедствия продолжают называть языком? Только лишь потому, что произносятся звуки и складываются слова? Но если звякнуть карбюратором о капот или сложить руль и аккумулятор, то машина не поедет. Наличие звука железных частей машины не дает саму машину. Так и наличие хаотических звуков, знаков не дают языка.

Необходимо место, где язык будет собран. 

Есть ли научная школа, которая поставила бы вопрос о подчинении Языка самому себе? Нет. Все школы в мире говорят о Языке как Средстве (Язык, мол, средство общения), низводя Язык по статусу к орудиям, что ложно подчеркивает его неорганическую, нецелостную природу. Язык в этих школах не принадлежит самому себе, и это положение вещей так называемые ученые легализуют. 

ВЫВОД. Ни одна в мире лингвистическая школа не борется за власть Языка над самим собой, то есть за его товарную и юридическую полноценность, за его целостность. 

Если так, то на каком основании они занимаются языком, не отстаивая его статуса? Почему они называются лингвистами, не умея бороться за конкурентоспособность языка по отношению к другим сферам деятельности человека? Если нынешние лингвисты не организовали ни одного судебного процесса в защиту Знаков, Значений и Обозначений (= Слов), о чем можно с ними говорить?  

Вывод. Если нет научных школ, способных реально защитить интересы Языка на основе его стоимости, то необходима школа, которая возьмёт на себя миссию подготовить профессионалов для выполнения миссии.  

 

2.

Ни одна из лингвистических школ не понимает языкового распада. А тем более не принимают своей вины за этот распад, принимая позицию «наблюдателя за языковыми процессами». Ни одна из лингвистических школ не может остановить распад ни одного языка в мире. Но если есть научная школа, а язык распадается, то возникает вопрос, а есть ли научная школа? Если язык распадается, а научная школа есть, то либо неправда первое, либо второе.

В силу того, что ни одна школа не признает за собой слабости и ненужности, необходима Школа, которая признает правила конкуренции по формуле: выживает не название и не школа, а Сильная Позиция. 

Определение. Тринитарная Лингвистическая Школа открывает режим конкуренции школ.

 

Лингвисты говорят о чистой науке о языке, не связанной ни с политикой, ни с властью. Главным оправданием лингвистов является то, что они идут вслед за «языком народа». Они призваны фиксировать явление. Не более того. 

Их нельзя назвать лингвистами.

Определение. Вырабатывать техники защиты интересов Языка в текучке распада без апелляции к неким «объективным фактам»  – задача Школы.

Есть ли научная школа, которая поставила бы вопрос о подчинении Языка самому себе?

Нет. Все школы в мире говорят о языке как Средстве (Язык, мол, средство общения), низводя Язык по статусу к орудиям, что ложно подчеркивает его неорганическую, нецелостную природу. Язык в этих школах не принадлежит самому себе, и это положение вещей так называемые ученые легализуют. 

Ни одна в мире лингвистическая школа не борется за власть Языка над самим собой, то есть за его юридическую полноценность, за его целостность. 

Если так, то на каком основании они занимаются языком, не отстаивая его статуса? Почему они называются лингвистами, не умея бороться за конкурентоспособность языка по отношению к другим сферам деятельности человека?

Если текущие лингвисты не организовали ни одного судебного процесса в защиту Знаков, Значений и Обозначений (= Слов), о чем можно с ними говорить?  

Если нет научных школ, способных реально, на уровне законодательства защитить язык, то необходима школа, которая возьмёт на себя миссию подготовить профессионалов для выполнения этой миссии.

Тринитарная Лингвистическая Школа, берущая на себя эту ответственность, необходима.

 

4.

Школа должна подготовить жесткие принципы лингвистического профессионализма, чтобы профессионалом мог называться не столько кабинетный исследователь, сколько системный, активный защитник интересов Языка в живом процессе – там, где язык живет и там, где он подвергается риску. 

Решению этой задачи нужно учить.

Для этого нужна научная школа нового типа: научная, наступательная, бескомпромиссная, которая подготовить специалистов, способных защитить язык на любом уровне в любом органе власти.

Определение. Тринитарная Лингвистическая Школа ставит задачу подготовить Профессионалов-Лингвистов.