Глава 5. МУЛЬТИПЛИКАТИВНЫЙ ДЕКАДАНС (ПОСТМОДЕРН)

  1. начала эстетики

Надо напомнить, что в мультипликативности доминирует изображение, а слово только сопутствует ему, являясь явно вторичным явлением. Это значит, что эстетический компонент имеет свою школу. Несмотря на то, что мультипликативность воспринимается как упрощение, примитивизация, в этом упрощении заложены принципиальные конструктивные особенности, выраженные в эстетике, которые выражают идеологию мультипликативной цивилизации. Сейчас мультипликативную эстетику называют постмодерном, мы её называем декадансом, в чем и есть смысл разобраться, поскольку наше определение менее очевидно, но более точно.

 

  1. постмодерн как основа мультипликативности

О постмодерне написано много, мы не будем повторяться, но нам представляется, что термин очень неточен. Буквальный перевод «после современности» не говорит о предмете и вообще заводить в эстетику хронологические параметры, делая их доминирующими, что вряд ли стоит делать. Но чем заменить термин? 

Если постмодерн проявляет себя как эстетика совмещения несовместимого, всех видов инверсий, превращений, обманок, контаминаций, любых интерпретаций, то конечно о нем можно говорить как о конце времен искусства. Если партию Лебедя может исполнить небритый мужчина в грязных женских тряпках, но под музыку Чайковского, если «чемпионом» может стать голый инсталлятор с розой в зубах, изображающий вазу на Невском, то это несомненный конец любой современности, это конец времен, поскольку результатом является хаос реального мира. С этой точки зрения, постмодерн как термин логичен: создание управляемого хаоса, чтобы ввести мультипликативный фашизм в ответ на него – логично. 

Заметим, что мультипликация доводит любые перевоплощения, смещения, аберрации до предела возможного. А это значит реальность вообще перестает выражаться в образе, а значит реальный мир просто исчезает. Более того, он не нужен как неинтересный и неувлекательный. Об этом ниже, но ясно, что мультипликативность просто демонтирует реальность, делая её просто неинтересной. Что происходит с реальностью? Она деградирует в пользу мультипликативности.

Отсюда формируется наше представление о декадансной природе мультипликативной эстетики.

 

  1. декаданс

Декаданс переводят как «упадок». Тоже не очень точный термин, нам ближе понятие «деградация» (дословно «потеря=отказ-от уровня=градации), но такого названия эстетики нет, поэтому останавливаемся на привычном. 

Существующие споры, можно ли назвать декаданс искусством, а черную культуру культурой – не предмет нашей работы, но ясно, что декаданс несет на себе негативный эстетический заряд. Но он есть.

Важно подчеркнуть, что негативное тоже может быть эстетическим. Во классической эстетике негативное и эстетическое противопоставляются (в силу признания эстетического строго положительным и высоким) – мы не противопоставляем, мы выделяем декаданс как эстетическое. Дали как декадент не вызывает сомнения, но не признать эстетическое начало невозможно. Это значит, что эстетизируемые деформации всего и вся, являющиеся, по сути, сокрушением реальности и мирового природного порядка являются декадентством.   

Важно заметить, что эстетика мультипликативности идёт впереди социальных решений. То есть сначала формируются образные транформации, например, бородатая женщина, а потом это реализуется. Если кто-то полагает, что это извращение, то зададим вопрос, а не извращение детей в пять лет выводить на сцену и называть их «талантами»? В реальности они не могут сами решительно ничего, но их делают знаменитыми. Почему? Почему не у кого не вызывает сомнения, а правильно ли мы делаем, что неподготовленное дитя выводим на орбиту славы? Увы, сознание готово, потому что есть мультфильм «Суперсемейка», где есть супердети именно пятилетнего возраста. 

Но казалось бы, какой декаданс, если дети идут на возвышение – их узнает страна, люди, мир, в чем здесь нарушение и хаос? Мы не будем долго спорить – вопрос о ранних талантах, которые загубили свои жизни или попали в интимное рабство – разговор другой, но ясно, что обман начинается с того, что вы поднимаете на щит того, кто этого реально не достоин: ребенок это сделал не сам. Это первое. Второе: то, что делает ребёнок, ни при каких параметрах назвать искусством нельзя. Моцарт играл с шести лет, но только в пределах своей гостиной и наследие оставил всё-таки взрослым. Третье: происходит подмена: это не дети соревнуются, а взрослые их родители, точнее их деньги.

Нарушение логики становления детского организма во времени – это то, что происходит незаметно и при участии мультиплицированных родителей, которые заботятся о своей славе больше, чем о судьбе детей: поднимая их «талант», они ломают их судьбы. Дети, осенённые несправедливой славой, отдельный разговор, но исследования дают железную статистику: юные таланты в массе своей не состоялись, огромное количество судеб сломано. Но шоу идёт, иллюзии создаются, ложны цели у миллионов детей возникают – путешествие с мир фантомов начинается.  

Один продюсер в ответ на вопрос «не портите ли вы детей, как они потом будут жить в реальности?», ответил: «а зачем эта реальность, они сейчас переживают мгновение счастья за сто человек и этого ему может хватить на всю жизнь». Заметим, о творческой продуктивности таланта уже речи не идёт. А речь идет об иллюзиях в кредит.

Так мультипликативные технологии живут среди нас.